Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Лекция Аузана

(no subject)

Чёта Паркер разошёлся в своём антиклерикализьме. Ишь, нехристь, прям Джордано Бруно, можно сказать. Надо ему, того, епитимью наложить.

Хотя, если честно, я лет в 17-18 себе позволял и куда более ядрёное хамство в адрец попов и поповщины, а равно всевозможное кощунство и безбожие, в меру фантазии. Правда, то был подростковый бунт и самоутверждение вчерашнего ребёнка, которого мама едва не за ухо таскала в церковь сколько лет. Вёл себя ровно так же, и ожесточения было не меньше.

У Паркера другое: склейка советского бэкграунда с новейшими ценностями потребительской цивилизации. В самом деле: рациональной логике невозможно объяснить существование организации, которая, ссылаясь на некие сакральные образцы (претендуя вдобавок на монопольное ими обладание), предписывает мне, свободной-индивидуальной-личности, каким именно образом я должен употреблять в дело свой половой орган. Это, в конце концов, оскорбительно: какое вообще кому может быть дело до меня и моего драгоценного органа? Ну девкам, возможно, и может... но попы с бородами - это ж ведь не девки?

Мда. Вот я-то сам, кстати, за кого в этом славном противостоянии "пи%арасы против долбоё%ов"? Не знаю. На ум приходит только кусок из жития Глеба Павловского авторства Юдика Шермана:
"Однажды ко Глебу Олеговичу Павловскому пришла Пидарасня, и предложила ему: "давай тебе я, Пидарасня, дам Мульён Долларов, а ты меня пропиаришь, чтобы вся Россия возлюбила наш Модус Вивенди и ЛайфСтайл". Глеб Олегович, будучи человеком внутренне очень чистым и строгим, Мульён Долларов взял, но с условием изменения повестки дня. Пидарасня повелась, и согласилась изменить повестку, Глеб же Олегович так повернул дело, что вписал в договор пропиарить самой Пидарасне Правильный Православный Способ Сношения С Женщинами. И при помощи ФЭПа, Марины Литвинович, и лично Антона Борисовича Носика, таки отвратил Павловский от Гомосексуализма добрую половину Пидарасни, да и другую, недобрую половину тоже отвратил бы, ежели бы достало на то бюджету".
Лучше и не скажешь :)

На самом деле необходимо признать: по-настоящему сильных аргументов в пользу запрета или ограничения нетрадиционного секса у современных фундаменталистов (к коим я в некотором роде отношу и себя) нет.

Дело ведь не в геях, а в сексе как таковом. В ХХ веке случилось нечто очень важное: секс и деторождение перестали быть жёстко связаны друг с другом. Во-первых, стало возможно деторождение без секса, а во-вторых, легализованы и повсеместно распространены средства предотвращения риска такового деторождения при сексе. Таким образом, секс стал пониматься только и исключительно как форма получения удовольствия. И, более того, возник культ секса именно как формы удовольствия и развлечения. Культ, заметим, абсолютно легальный и одобряемый.

Последствия - огромны. Во-первых, обрушена в тартарары идея супружеской верности, а с ней, в долгосрочной перспективе, и сам институт брака (и без того подорванный эмансипацией женщин). Сегодня непонятно, на фига хранить верность одному человеку: если секс - всего лишь безопасное удовольствие, то почему я не могу его разнообразить? Во-вторых, фактически легализован добрачный и внебрачный секс - по той же причине. В-третьих, снято негласное моральное табу на онанизм: если секс - удовольствие, то какая разница, как его получать: при помощи кого-то ещё или же без оной?

Ну и, наконец, разнообразные субкультуры, основанные на нетрадиционном сексе, получили абсолютно законные основания требовать легализации. Опять же: если удовольствие, то почему нельзя его получать и таким способом? Сейчас ещё только геи и лесбиянки требуют легализации (и уже фактически её получили), а завтра с аналогичными предъявами выйдут педофилы, геронтофилы, садомазохисты, разные там козоёбы... И получат когда-нибудь своё, будьте уверены. Правда, им будет чуть труднее: всё-таки однополая любовь, как правило, происходит по взаимному согласию - а как понять, согласна, к примеру, коза или не согласна? Правда, тут могут прийти на выручку вегетарианцы, вооружённые исламской нормой, согласно которой козу, которую ты трахал, нельзя потом убивать и есть. Некрофилам, правда, будет полегче: всё, что им нужно - это доказать, что трупу уже всё равно, т.к. человеком он считаться не может.

Тяжелее всего придётся любителям секса с малолетними детьми: всё-таки тут ещё сильны эти архаичные и закостенелые культурные нормы, преграждающие детям путь к свободе любви. Но ведь они и так уже с детского сада всё знают, не правда ли? Так почему мы их искусственно делаем неполноценными, не даём им раскрепоститься? Ведь учит же нас дедушка Фрейд и вся постфрейдистская мысль, что психику травмируют комплексы, а не их отсутствие - так освободим же детей от комплексов!

Заметим: ведь требование разрешить гей-фестиваль - это совсем не то же самое, что требование разрешить однополую любовь как таковую. Она уже давно разрешена и даже отчасти легализована - в виде гей-клубов, гей-проституции и т.п. Идея фестиваля в другом: гомосексуалисты требуют выхода из своего субкультурного "загончика" (в котором их давно уже никто не преследует) в публичное пространство нормы, т.е. общее поле, признанное остальными и охраняемое законом. То есть - полного уравнивания в социальном статусе с гетеросексуальными отношениями и основанными на них институциями.

В этом же ряду - и требование легализации однополых браков, и борьба за разрешение усыновления детей гей-парами... Всё это - борьба не за существование, а за норму - или, точнее, за полную отмену самой идеи нормы, за её ненадобностью и за несоответствие духу времени.

У Гараджи была как-то статья, где он разграничивал понятия "терпимость" и "толерантность" - разные, оказывается, понятия. Русская идея терпимости предполагает, что есть что-то, возможно, и не соответствующее норме, но мы против этого не воюем, терпим это. Толерантность же предполагает, что мы это несоответствующее признаём равным, равноправным, "таким же". Тонкая, почти неуловимая подмена - но очень важная: если мы живём в логике терпимости, то приватный гей-клуб - да, а публичный гей-парад - нет; если же в логике толерантности, то никаких оснований его запрещать не существует.

----------

Как человек с кое-каким недоделанным богословским образованием, я, в отличие от Паркера, понимаю, почему фразы типа "бог в душе" (он же "вера-личное-дело-каждого", "россия-светское-государство" и т.п.) являются по существу глубоко идиотскими - впрочем, и сайт у паркера так называется. Не бывает "светских" государств - бывают государства гражданского культа. С верой как с армией: не хочешь кормить своих попов - будешь кормить чужих. Сказать, что "мне они все чужие" - это то же самое, что сказать "я гражданин мира, у меня нет родины". Религиозный суверенитет не менее значим, чем суверенитет национальный. Но идея ограничить его "личной верой" и "богом-в-душе", и на этом основании от своего имени выдвигать Церкви какие-то предъявы - это всё равно что объявить себя независимым государством и на этом основании требовать от стран "большой восьмёрки" равноправных дипломатических отношений.

Церковь, между прочим, проделывает сегодня движение в обратном направлении по сравнению с геями-лесбиянками. Если те при помощи борцов за толерантность пытаются выйти из своих субкультурных заповедников в легальное публичное поле, то религию, напротив, те же самые борцы за толерантность загоняют в субкультурный заповедник. Геям, в логике "толерантности", нужно разрешить устраивать фестиваль на главной улице города, но служителям культа категорически нельзя разрешать устраивать на ней же крестный ход: это будет оскорблять чувства иноконфессиональных и нарушать принципы равноправия религий.

Разумеется, я бы не пошёл с бабушками и "православными скинхэдами" (кажется, это всё равно что "гопник-кришнаит") атаковать гей-клубы, но идея гей-фестиваля мне не нравится. Норма и свобода - вещи на самом деле друг другу не противоречащие - до тех пор, пока маргиналия, которую и так в общем-то никто не преследует, не начинает претендовать на равноправие. Нет уж. Брак, ребята, это по определению союз между мужчиной и женщиной. А вы свои союзы называйте как хотите - создавайте традиции, стройте новые институты, но не пытайтесь выдавать себя за то, чем вы не являетесь. Нет и не бывает никакого "эгалите". Бывает большинство, и бывают меньшинства.
Лекция Аузана

(no subject)

Гараджа. Практикум пропагандиста и агитатора. Про проституцию...

Проституция – это, в пределе, выставление на продажу того, что продаже не подлежит. И не потому, что выставляемый здесь на продажу «товар» не имеет стоимости. На рынке стоимость товара определяется его потребительской ценностью «для других». Поэтому в обществе, где ценности проституируются, они имеют стоимость, которая определяется извращенным, т.е. противоречащим человеческой природе спросом. Сам этот спрос в потребительском обществе является предметом деконструкции. Потребности инициируются, пространство личных потребностей становится ареной борьбы для производителей спроса.

Подобно тому, как проститутка должна провоцировать клиента на выбор в ее пользу, обосновывая свою претензию на заявленную стоимость предоставляемой услуги через предъявление в должном виде телесных прелестей, производители спроса обольщают потребителя тем, что находят измерение качеству, которое, вообще-то, впрямую измерить невозможно. Эта уловка и есть искусство проституирования.

И далее:
Женщина становится проституткой не тогда, когда ее фривольность зашкаливает за общественно допустимые нормы, а когда выдает свое тело за то, чем оно не является. Отсюда то значение, которые приобрели в современной культуре нетрадиционные формы полового акта (анальный, оральный и т.д.), порноиндустрия,ориентированная как на профанов, так и на тонких ценителей, «элиту»: в случае с мужеложством, к примеру, речь идет о механизме, открывающем двери социального лифта. Т.е. общественно значимая стоимость исключает из своего содержания естественную. В случае с проституцией речь идет о том, что тело женщины перестает им быть, превращается в «отчужденный пол женщины» (Ж.Бодрияр).