Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Лекция Аузана

Об образцах

Вот Ольшанский пишет, что у него с кем-то там "испортились" отношения. Не знаю; что касается меня, они не изменились. Просто некий тест на личностную состоятельность Митя провалил - но, в сущности, это нормально: редкостью и исключением является как раз обратное. Этот провал ничего не меняет - просто человек остался на своём "месте" ("в истории русской литературы", я имел в виду). И это, собственно, ответ на заданный им же вопрос: "как же так - 27 лет, а я всего лишь "известный сетевой публицист"". Значит, ещё долго (если не всю жизнь) придётся ходить в "известных сетевых публицистах", без каких-либо перспектив смены амплуа.

Естественно, это куда спокойней и комфортней для души - быть "свободным и честным человеком", "интеллигентом", опять же, а не "мелкой купленной шавкой" какого-нибудь антинародного начальства. Хароший люблю, плохой нет. Естественно, это куда более лёгкий и приятный путь. Но ведь известно же, и хорошо известно, куда ведут именно лёгкие и приятные пути.

Честно говоря, я действительно очень хотел, чтобы именно Ольшанский написал книгу о феномене НБП и вообще эстетизированного экстремизма. Именно потому, что он им во многом сочувствует и во многом их понимает; именно потому, что эстетически они ему, разумеется, куда ближе, чем эти неразговорчивые типы в сертуках, засевшие в различных "башнях". Всё это - необходимые условия для честного разбора по существу, без налёта вредной пропагандистской заточенности. На самом деле если бы такой анализ - социальный, культурологический, искусствоведческий - состоялся, это было бы наилучшим для меня результатом. Просто потому, что честная деконструкция есть вещь по определению куда более мощная, чем любое пропагандистское мочилово. Это всё равно как когда один говорит: "маска, ты злая!" (или: "маска, ты добрая!"), а другой - "маска, я тебя знаю!"

В реальности, однако, вышло гораздо более интересно и завёрнуто. Ольшанскому не удалась роль художника - зато блистательно удалась роль модели. Он самим собой продемонстрировал во всех деталях внутреннее устройство носителя рассматриваемого феномена. "Мне можно всё, потому что я талантливый/иной/необычный/творческий" - это же и есть социально-культурная "крыша" политики а-ля Лимонов. "Вы не имеете права судить меня по этическим критериям, поскольку вы безобразны, а я прекрасен! Гоняйте лучше гопоту из подворотни со знамёнами ДПНИ - она такая же, как вы, только ещё хуже!" - вот, собственно, к чему сводится пафос статьи про "гламурную кремлядь".

А это-то и есть самое интересное - поскольку обнажается механизм легитимации политического действия, совершаемого в культурно-табуированной зоне. Грубо говоря, это то, почему "Русских Людей Обижают"(тм): потому что наш Раскольников убивает старушку топором, да ещё и не лезвием, а обухом, так, что кровища брызжет во все стороны, и по-другому никогда не умеет. За то и чморят болезного. А настоящий герой непринуждённым движением руки в белой перчатке вводит бабуле шприц с усыпителем, перед тем два часа изображая из себя врача из фонда социальной помощи одиноким пенсионерам, и лишь напоследок слегка улыбается белоснежной улыбкой перед её мутнеющим взором. И поэтому даже когда его таки ловят с поличным после нескольких десятков отправленных на тот свет, на судебном процессе девицы с галёрки украдкой смахивают платочком слёзы, смотря, как он сидит, бледный и молчаливый, на скамье подсудимых, а недотёпа прокурор, краснея и сбиваясь, перечисляет его жертв. И, разумеется, не верят ни единому слову этого потного лысого коротышки в мундире.

Иными словами, это такая особая, вывернутая наизнанку этика, в которой вопрос о том, "что" ты делаешь, абсолютно неважен, а важен только вопрос "как".

Именно поэтому я считаю, что власть абсолютно справедливо назначила именно "нацболов" (а вовсе не вождей "бирюлёво") наиболее приоритетными врагами. Дворовые хулиганы - это предмет для полиции, но не для политики. Политика же возникает в тот момент, когда само пространство норм оказывается объектом атаки. Ведь любая норма - это бремя; путь, позволяющий избежать следования норме - всегда мечта большинства. Обнаружив этот путь, большинство фантастически быстро на него устремляется - как правило, практические сразу затаптывая при этом тех, кто указал туда дорогу (в этом смысле - да: "лимоновых расстреляют на второй день", но это не отменяет их роли в процессе, итогом которого явится их расстрел). Кто не верит - почитайте журнал "Сатириконъ" за апрель 1917 года: там всяческие "талантливые писатели" - завтрашние клиенты товарищей Лациса и Петерса - с упоением шпыняют павший царизм и рисуют на своих страницах бодрого красного петуха, который триумфально заклёвывает двуглавого имперского уродца. Там, кстати, очень много текстов в стиле "бизнес Владимира Путина" - на тогдашнем языке это называлось "связи августейших особ с германским генштабом".
Лекция Аузана

Гламурный фашизм

А под занавес расскажу-ка я одну историю.

Было некое издательство, занимающееся политической литературой. И вот как-то однажды весной возникла в нём идея сделать небольшую книгу, посвящённую экспансии радикальных взглядов. Задача состояла в том, чтобы показать, что на самом деле экстремизм - это феномен не столько идеологический, сколько эстетический, а экспансия его идёт не через идеи, а через стиль. И сегодня, на фоне стилистической неопределённости и содержательной рыхлости нашей политики эти взгляды захватывают умы поколения, воспитанного на ярких картинках. Сделать это простым, доступным языком, с примерами и иллюстрациями.

И вот возник вопрос: кому бы заказать такую книгу? И сразу же нашлось решение: одному молодому талантливому публицисту с литературными способностями. Публициста как раз тогда в очередной раз выгнали с работы за раздолбайство, но из уважения к его талантам обставили дело так, как будто это была политическая репрессия, да не как-нибудь, а "по звонку из Кремля". Ну и он ходил всячески обласканный вниманием либеральных институток, но вместе с тем грустный по поводу того, что нигде не находится применение его литературным способностям.

Талантливый публицист был приглашён в офис издательства, и после кратких переговоров изъявил своё желание поработать на литературной ниве. Сроки, объём текста и размер гонорара были также согласованы. После этого публицист затребовал материалы, собранные для книги сотрудниками издательства, и таковые были ему оперативно высланы (переписка в архиве сохранена). Также было согласовано примерное содержание книги. Однако ни в течение оговоренных сроков, ни спустя ещё два раза столько же публицист не предоставил ни единой страницы текста, отговариваясь хандрой и семейными проблемами.

В конце концов сотрудники издательства, умаявшись ждать, пока у творческой личности что-то сварится, отдали этот проект одному из своих штатных сотрудников, человеку несколько иных политических взглядов, нежели наш публицист. Тот, давний нелюбитель либеральной интеллигенции, понял идею немного по-своему, и сделал книгу чуть-чуть о другом. О том, как самые людоедские и отмороженные лозунги встречают радостное одобрение у восторженных либералов и свободолюбцев, лишь только они почуют, что эти лозунги могут сподвигнуть кого-то на борьбу с Кремлёвским Режымом. Ну и поскольку времени у него было немного (сотрудник этот, в отличие от публициста, человек занятый), он избрал наиболее простой путь - а именно не стал ничего писать сам, а просто сделал подборку цитат из различных глянцевых и не очень изданий - ориентируясь преимущественно на те фамилии, которые там чаще всего мелькают. Так появилась на свет брошюра под слегка провокационным названием.

Талантливый публицист встретил её выход со смешанными чувствами. Как человек самолюбивый и мнительный, он не мог допустить себе и мысли о том, что его неучастие в этом объясняется простой ленью. Он довольно быстро придумал себе другую, идеологическую причину: "я не написал этого потому, что не хотел - а не хотел потому, что не согласен"; а дальше оставалось дело техники - придумать, в чём именно несогласен. Ну и придумал - см. статью, опубликованную на одном сетевом журнале, а впоследствии снятую оттуда, но перепечатанную и в личном блоге публициста, и на сайте одной радикальной организации.

Идея эта в том, что на самом деле экстремисты - это злобное тупое быдло, которое живёт в многоэтажках на окраинах крупных городов, смотрит Петросяна и мечтает только об одном - как убить или всячески унизить его, самого талантливого русского публициста, только за то, что у него еврейская внешность и фамилия. А власть, состоящая из точно такого же быдла, только пробившегося на самый верх, вместо того, чтобы бороться с этим подлинным экстремизмом, устраивает опереточные кампании по борьбе с политическими маргиналами, добрыми и безобидными городскими сумасшедшими. Ну и что с того, что один брал угодливые интервью у Басаева, другой много лет штатно работал в удуговском агитпропе, а третий устраивал силовые захваты государственных учреждений? Зато они - люди культурные и образованные, и сплошь талантливые, почти как я (а некоторые даже лучше). Не то что эти кремлёвские бездарности, которые меня не ценят и не понимают. Хотя я уже вошёл в историю русской литературы...

------

Собсно, занавес. Скажу только, что история эта стала, кажется, последним элементом одной очень важной мозаики - той самой, про эстетическую основу в политике, в попытках собрать которую мы и задумали книжку "Гламурный фашизм". Но это уже - другой разговор...
Лекция Аузана

(no subject)

демократия и права человека не являются внутренним делом...

Года два назад я, помнится, сокрушался, что такой старинный и заслуженный русский литературный жанр, как донос, намертво выветрился ныне из русскоязычного литературного творчества - как ни крути, большая потеря для культуры. На самом деле зря сокрушался: письмо по ссылке - яркий образчик означенного жанра. "Считаю своим долгом сообщить, что мой сосед т.Пирожков держит у себя на чердаке печатную машинку, на которой в ночное время перепечатывает литературу антисоветского содержания". Интересно, эти проди вообще-то секут, что их воспринимают в качестве товарища майора?
Лекция Аузана

(no subject)

в 17-00 в РГГУ будет вторая лекция в рамках проекта "Дни русской политической культуры". Так получилось, что в день рождения Пушкина лекцию будет читать тверской губернатор Зеленин - очевидно, про то, каково жить между Москвой и Петербургом.

В Твери, кстати, отличный памятник Пушкину, в цилиндре таком.

Я буду на лекции.

А оттуда, просветившись, пойду опять же на дебаты между Москвой и Питером - имеется в виду пара Шаргунов-Собчак.
Лекция Аузана

(no subject)

А ещё хохма в том, что если мир в самом деле есть текст, а главная (и в этом смысле единственная) книга - Библия, то история человечества уже закончилась - чуть меньше двух тысяч лет назад, на Патмосе, где Иоанн дописал последнюю строчку Откровения. Если так, то я понимаю Паркера: "а мы тогда хто?"
Лекция Аузана

Рекламное

Наконец-то у нас в "Европе" вышла книга Александра Аузана, сделанная на основе моих и Гараджи разговоров с ним. "Переучреждение государства: общественный договор". Аузан - институционалист, профессор МГУ, глава конфедерации обществ потребителей, член Совета по правам человека при президенте РФ.

Кроме того, он ещё и участник покойного комитета-2008 и борец-с-режымом, но мне это в высшей степени наплевать, ибо человек он умный и содержательный.

Книга - не интервью, а именно книга-монолог: разговоры обработаны сначала нами, а затем самим автором. Вельми рекомендую.
Лекция Аузана

(no subject)

Вернулся из Курска. Две ночи за рулём. Дорога - полный атас: днём был плюс, ночью минус (т.е. гололёд), прошёл снегопад (т.е. лёд под снегом) и снег продолжает идти (т.е. не видно ни пса). Одна радость: других таких сумасшедших на трассе почти не было.

В Курск ездил на университетский круглый стол, посвящённый 50-летию доклада о культе личности. В Курске - потому, что Хрущёв родом из Калиновки, Курской губернии. Выступил с докладом - завтра опубликую. Провёл небольшую презентацию книги про известно что. Пообщался с тамошними "Нашими".

Там ещё, оказывается, выборы в местную раду. Особенно радует тамошний СПС: "Свобода/Патриотизм/Справедливость" ещё куда ни шло, но вот "Спорт,духовность/Порядок/Семейные ценности" вконец меня доконали. ЕР - как везде: рожи такие, что помещаются не на всякий плакат. "Родина", видимо, привозила или привезёт скоро Рогозина, и везде висят плакаты, где он стоит в обнимку с местными кандидатами. Заметил также ЛДПР и ПЖ. А вот коммунистов не заметил, хотя очевидно, что они тут в силе: регион, увы, совсем какой-то сонный, даром что малая родина. Чего стоила местная докторша исторических наук, которая не смогла найти текст доклада Хрущёва в местных библиотеках и на этом основании сделала вывод, что его до сих пор скрывают (спросите у Яндекса, ага). Ещё пришёл местный демократ, тупой как пробка и столь же нагло самоуверенный: "а вам не кажется, что всё, что сейчас происходит, это новая версия того же самого сталинизма?" Хотя на общем фоне местных тусклых национал-социал-патриотов, коих там было вагон и маленькая тележка, он смотрелся даже и как что-то прикольное. Одна радость (и то пока невеликая, впрочем) - "комиссары" товарища Якеменко: какие ни есть, а уже другие, чем всё остальное там.

А в воскресенье - в Екатеринбург. Тоже на день - но это, слава Богу, на самолёте.
Лекция Аузана

(no subject)

В "Русском Ньюсвике" заметка про мою книжку называется "Аффтар жжот".

Романова, конечно, кто ж ещё. Опять про коней, ага.
Лекция Аузана

Романова (http://echo.msk.ru/programs/personalno/41789/)

Я-то как раз через очень интересную призму это все рассматриваю. Я совсем свеженькая. Я полчаса назад закрыла последнюю страницу книжки Алексея Чадаева, сейчас уже широко известную под названием "Путин и его диалоги". Это учебник, рекомендованный для политучебы. Это такой, по-моему, это называлось в Китае… Вот цитатник Мао. С цитатками. Оченьудобная вещь. Там все про это написано. Вот берешь книжечку, читаешь какие-то лозунги, слоганы и совсем для двоечников есть такой конспект слева, справа. Слева слова президента по абзацам, а справа их расшифровка, из него цитатка. Чтобы было удобнее. Например, три составляющих жизненного уровня - слева. Справа – здоровье, медицина, жилье. Заметьте, образования нет. Такой цитатничек совсем для двоечников из "Единой России". Но есть кое-что для отличников. Вообще я всем рекомендую книжку, очень мощная по силе воздействия вещь.Чрезвычайно. Там одни картинки чего стоят. Книжка про коней. Там кругом кони в виде иллюстраций. Есть кони с Аничкова моста. Есть Аполлон на квадрике. Есть даже Карл Великий на коне. Кони. Нет только лабрадора и пони Вадика. А так все кони присутствуют. Есть кое-что для отличников. А именно две цитатки я посмотрела, и собственно глава тому посвящена.Что выборы президентские должны стать соревнованием политкоманд, такой КВН, на основании чего будет выбираться, просеиваться некий отбор возможных преемников. Я все к Иванову веду и к карикатурам. И что думское большинство 2007 года, парламентское большинство и собственно с подачи Путина назовут человека, который будет преемником. Это для отличников. Все сказано, все написано. Вот вышел учебник, чем еще заниматься. Надо чем-то заниматься. Вот карикатуры.
Прочитала.

На месте Белковского, Делягина и Бутрина (ну и Соколова тож) я б ей выговор впаял по партийной линии. За то, что читает всякое такое, чего читать не следует.