Алексей Чадаев (kerogazz_batyr) wrote,
Алексей Чадаев
kerogazz_batyr

Category:

Урюпинский багаж

Итак, записи по урюпинским слушаниям. Никаких откровений, просто фиксация понятого.

Всё по порядку. Организатором слушаний выступила наша комиссия ОП – по региональному развитию и местному самоуправлению. Три основных заявленных темы:
- муниципальная политика в сфере ЖКХ
- ход реализации 131-го закона (о реформе МСУ)
- будущее малых городов, политика их развития



Поскольку за время работы региональной комиссии уже сложилась своего рода традиция делать наши мероприятия немосковскими, в этот раз решили избрать местом проведения какой-нибудь малый город. Когда среди вариантов появился Урюпинск, вопросы отпали – слишком уж знаковый, если хотите, на нашей русской ментальной карте город.

Правда, была и более приземлённая причина. Реальным инициатором слушаний и основным мотором их подготовки выступила ассоциация малого бизнеса “Опора”, лидер которой – член нашей комиссии С.Борисов, а новый мэр Урюпинска и половина местных депутатов в оной “опоре” состоят. “Приход бизнеса во власть”, ага... Ох, как же ж скоро они просекают, до какой степени “в бизнесе”, оказывается, проще. Хотя ещё вчера были уверены в обратном.

Основной контингент участников слушаний – главы администраций тех самых малых городов и районов, местные депутаты, избранные по новому закону и т.д. Со всей европейской России – от Брянска до Урала (хотя, кажется, и сибиряки какие-то были). Начальства регионального уровня куда меньше – фактически, только волгоградские (и то откровенные гоблины). Сам губернатор Максюта приехать вроде собирался, но узнав, что не будет полпреда (Козак отменил запланированный приезд из-за очередного северокавказского аврала), предпочёл какой-то спортивный праздник в соседнем райцентре. Впрочем, ему на слушаниях и впрямь было делать нечего: у людей его типажа уши как орган восприятия развиты крайне слабо.

Из федералов, кроме нас-палатских, были представители МЭРТа, Минрегиона, профильного комитета Госдумы и кое-какие эксперты. Но мы именно что слушали. Говорили в основном главы муниципальных образований. И из того, что они говорили, картина лично у меня сложилась довольно-таки эпическая.

Я знал, конечно, что с 1991 года у нас было произведено 42 реформы. Но как выглядит одновременное реформирование смежных сфер на практике – представление имел смутное. Теперь знаю. Параллельные реформы – это когда новое местное начальство, избранное по реформе МСУ (131-й закон), уже имеет полномочия, но ещё не имеет под них денег (реформа-то в процессе), и в этой ситуации пытается одной рукой умиротворять пенсионеров, бурно переживающих реформу социалки (122-й, пресловутая “монетизация”), а другой – организовывать починку лопающихся труб в условиях идущей реформы ЖКХ. Причём мало того, что проведение реформ ограничивается исключительно написанием новых законов вкупе с “подзаконными актами” – но ведь и законы-то получаются сырые! Но самое грустное – это всё-таки когда система пытается одновременно реформировать и себя, и то, чем она управляет – вот тут тушите свет.

ЖКХ – тема №1, даже круче 131-го закона. Мой интерес к этой сфере отнюдь не поверхностный – всё-таки мой отец проектировал системы канализации и очистки сточных вод в половине крупных городов России, да и сам я трудовую деятельность начинал не где-нибудь, а в институте Гипрокоммунводоканал. Надо сказать, это та сфера, с которой у нас всегда было не слава Богу. В советской системе Минкомхоз занимал самое последнее место в иерархии из 60 с чем-то министерств, и потому финансировался по наиболее остаточному из принципов. Тем не менее, вся та коммуналка, которую мы сегодня имеем, была создана только в советское время – в новейшие времена по существу не было сделано вообще ничего. Даже когда появились деньги и началось строительство, новые дома и районы сажали и сажают по сей день на существующие коммуникации – благо, проектировались оне с должным запасом. Сегодня запаса уже и никакого нигде нету, а степень износа старых систем превышает всякое воображение. Прочно всё-таки делали при социализме, ничего не скажешь.

Прочно – но далеко не всегда разумно. Самое идиотское в советской коммуналке – это идея пользоваться “дешёвым” теплом больших ТЭЦ, передавая его на расстояние по трубам. Тепло – наихудший вид энергии для передачи на расстояние. Огромная его часть неизбежно уходит на отопление атмосферы, какую ни придумывай изоляцию. А металлические трубы, кроме того, гораздо быстрее портятся от горячей воды, нежели от холодной. Вот и раскапывай землю раз в три года – да ещё обычно зимой, когда, собственно, и прорывает. Короче, чаемая экономия откровенно вышла боком – и это один из самых тяжёлых элементов советского наследия, который нам ещё очень долго предстоит расхлёбывать.

Другой тяжёлый элемент – это само как таковое многоэтажное крупнопанельное домостроение. Панельные дома плохо держат тепло, их невозможно ремонтировать, они очень тяжелы для перекладывания коммуникаций. А высокоэтажная застройка – это ещё и вечная проблема с лифтами. Лифт, вообще-то – дорогая и капризная в эксплуатации вещь, для бюджетного жилья он неуместная роскошь. “Да, но не пешком же на девятый этаж...” А кто, собственно, заставлял выводить жилые дома в высоту? Мы же не Западная Европа с её перманентным дефицитом земли. Почему нельзя было городам расти вширь, сохраняя малую – 2-3 – этажность? Ведь высокие дома – это, кроме лифтов, ещё и мощные (а значит и дорогие) насосы водо- и теплоснабжения; это глубокие фундаменты, это очень дорогой капремонт...

...Всё это начинаешь понимать только тогда, когда становишься перед необходимостью самостоятельно решать все эти вопросы, в качестве хозяина. И сталкиваешься с реальным масштабом затрат на поддержание такого жилья. Вот муниципии, собственно, и столкнулись.

Сегодня факт в том, что главной, системно неразрешимой проблемой нашей коммуналки являются последствия советских попыток решить проблему доступного жилья. Индивидуальный фонд (частные дома) – это только проблема коммуникаций: газа, воды, тепла, света, дорог... забот вагон, но это проблемы подъёмные. В конце концов, даже ветхую деревянную избушку нетрудно снести и построить на этом месте (по кредиту, по ипотеке или ещё как-то) нормальный и недорогой индивидуальный дом. Но вот что делать с этими многоэтажными коробками?..

В городе Урюпинске (как и в очень многих городах, включая областные) 60% жилья приходится на индивидуальную застройку, и только 40 – на многоквартирные дома, которых там несколько сотен. В Камышине расклад аналогичный: 6,5 тысяч индивидуальных домов и 1770 многоэтажек. Зрелище душераздирающее: улицы с домиками и садиками, а вперемешку с ними, прямо чересполосицей – облезлые пятиэтажные хрущобы. Район, где были бы только одни хрущобы, выглядел бы даже лучше, чем это зримое свидетельство полного отсутствия самой идеи “облика города” в нашей традиции застройки. Если в городе есть район с многоэтажными домами, этот район должен быть вынесен, выделен, составлять единое целое, отдельное от малоэтажных районов и одно-двухэтажной пригородной зоны. Но это если по уму.

Сейчас же жилой фонд находится на грани. Люди уже почти везде платят 100% или около того коммунальные платежи, которые порой сжирают по ползарплаты, а то и более – пришли, можно сказать, к европейским пропорциям... Но даже этих денег по существующим тарифам едва хватает на текущий ремонт и текущее функционирование коммунальных систем – а амортизация тем временем с каждым годом растёт. Люди годами живут с текущими крышами и дырявыми стенами, затыкая их кто чем может. “Нет” не просто “денег”, а системы, которая бы предусматривала этот род деятельности – капитальный ремонт зданий.

Такой системой должна была бы, по идее, стать связка “ТСЖ + управляющая компания”, появляющаяся в процессе реформы ЖКХ. Красивая на бумаге схема: товарищество собственников жилья – ТСЖ – своим принимаемым на общем собрании решением нанимает фирму, ответственную за эксплуатацию и текущий ремонт дома – и та, соответственно, выставляет счета за оказанные услуги в соответствии с договорами. Если что-то крупное (тот же капитальный ремонт) – ТСЖ берёт кредит, по которому и расплачивается потом годами, если надо.

В действительности это не срабатывает – по нескольким причинам.

Во-первых, весьма странными остаются отношения собственности. Люди имеют в собственности квартиры – что это значит? Это значит, что они имеют в собственности некоторое количество кубометров воздуха на определённой высоте. Сам дом – это уже не их собственность: начальство запросто может принять решение его снести, а “собственникам” что-нибудь такое “компенсировать” по своему усмотрению; и если когда этого почему-то не делает, то исключительно из доброй воли – а это отнюдь не самая надёжная из гарантий. Но даже если и сам дом отдаётся в коллективную собственность жильцам – это не меняет ровно ничего по одной простой причине: земля, на которой стоит дом, всё равно не принадлежит его собственникам.

Иными словами, “собственность на квартиру” - попросту неработоспособная форма отношений собственности. Когда мы говорим о многоквартирном доме, гораздо правильнее, когда человеку принадлежит не “квартира”, а доля в коллективной собственности – земле и стоящем на нём строении: и уже на основании наличия этой доли – право на квартиру. Тогда собственность не эфемерна.

Во-вторых, реальная стоимость работ по выведению советских многоквартирных домов из нынешнего полуаварийного состояния просто огромна. Нынешние доходы людей в принципе не позволяют поднять эти затраты – тут не помогут никакие кредиты. Более того: ни местные, ни даже областные бюджеты этих денег не тянут.

Вариантов нет. Люди и местные начальники живут верой, что Путин распечатает животворящий Стабфонд, и оттуда потекут рекой деньги на этот самый спасительный капремонт. Но даже если вдруг случится чудо и потекут – это не спасёт, ибо прямо из Москвы ремонтировать дома в Урюпинске невозможно, а если пускать деньги вниз по вертикали, то они заведомо нидокуда не дотекут – рассосутся по дороге.

Но главное даже не это. А то, что трудно придумать более выдающий способ потратить деньги на ветер, нежели пустить их на капремонт позднесоветских панельных домов и советской же инженерной инфраструктуры. Неважно, чьи это будут деньги – самих жителей, “социально ответственного бизнеса”, госбюджета или волшебника на голубом вертолёте: важно то, что они уйдут в никуда, на инъекцию в протез.

Советская панельная застройка одним своим видом куда более убедительно свидетельствует о нашем историческом поражении, нежели любые показываемые на экране ужасы тоталитаризьма. Это позорище изнутри и позорище снаружи, и как его ни облагораживай, оно останется позорищем, надругательством над самой идеей городской архитектуры. Сейчас мы имеем прекрасный исторический шанс от них избавиться – а одновременно сделать одной из локомотивных отраслей хозяйства строительство новых домов, соответствующих современным стандартам качества жизни.

Здесь самое главное – понимать, какова в этом процессе роль власти. Строить дома люди могут и сами: индивидуальные – своими силами; многоквартирные – объединяясь в сообщества или покупая квартиры на рынке у крупных застройщиков, которые строят кварталами. Но есть вещи, которых не могут даже самые крупные застройщики.

Это – коммуникации.

Освоение новых пространств под городскую застройку неизбежно трансформирует логистику города. Новые районы – это новые транспортные маршруты. В ситуации тотальной автомобилизации населения (к которой наша градостроительная и градоправительная культура оказалась совершенно не готова, несмотря на то, что у нас-то было два-три десятка лет поучиться на чужих ошибках) вопрос транспортной схемы становится наиболее значимым. Теперь нельзя планировать кварталы и городскую инфраструктуру без паркингов, развязок, заправок и т.п.; нельзя не вписывать новые районы в транспортную схему города.

Но даже дороги с реверсным движением (которых ещё нигде и нет) не спасают от утренних и вечерних пробок – а, значит, от аритмии движения. Можно, конечно, выделять полосы под общественный транспорт и такси – но это и лишние километры дороги, и лишние усилия по контролю: кто ж в утренней пробке будет следовать правилам? И, следовательно, невозможно планировать города, не закладывая в транспортную схему альтернативные сети, независимые от дорог общего пользования – скоростной трамвай, метро, монорельс... вплоть до площадок малой авиации и системы аэротакси. Просто потому, что отсутствие возможности точно планировать время, в течение которого ты доберёшься из пункта А в пункт Б, убивает саму идею городской цивилизации.

Во-вторых, это инженерная инфраструктура. Да: индивидуального застройщика можно заставить выкопать скважину, поставить систему водоочистки, сделать септик, поставить дизельную электростанцию, закупать газ в баллонах, самостоятельно вывозить мусор и даже канализационный осадок... но это значит, что своим домом он и его семья будет заниматься семь дней в неделю. Иными словами, есть сферы, в которых коммунальная инфраструктура безальтернативна – и её подготовка, в общем, тоже не дело застройщика.

Да - что касается тепла, то его надо вырабатывать максимально близко к тому месту, где оно потребляется: это значит, что и в теплоснабжении, и в горячем водоснабжении ставку надо делать на малые и индивидуальные системы. Да – малая энергетика может и существенно экономить, и даже страховать энергопотребление. Но в снабжении энергией как таковой – то есть тем, что, собственно, и производит тепло – нет альтернативы крупным сетям: электро- и газоснабжению. То же на самом деле и с водой – которую в каком-то смысле можно рассматривать как подвид энергии. Питьевую воду ещё можно завозить бутылями – но надёжный технический водопровод это только трубы. То же и с канализацией: первичная обработка сточных вод “на месте” - это всё равно только подготовка к дальнейшей транспортировке воды и осадка – а значит, опять же трубы и насосы. Я уж не говорю о “высоких” коммуникациях, типа телефона, телевидения, сетей передачи данных: эфирная коммуникация здесь всегда является не более чем продолжением кабельной. А значит, опять же трубы и коллекторы...

Сейчас у нас массово газифицируют населённые пункты. Кто-нибудь видел, как это выглядит? Прямо вдоль фасадов во градах и весях тянется паскудного вида жёлтая труба, от которой к каждому дому идут отводы. Так гораздо дешевле и быстрее, чем закапывать её, как положено, в землю, на уровень ниже глубины промерзания. Но это такая же точно экономия себе во вред, как и строительство хрущоб в своё время. Во-первых, она непоправимо уродует облик этих улиц и этих городов. Во-вторых, прорыв газовой трубы под землёй куда менее опасен, чем над землёй. В-третьих, на открытом воздухе эти металлические трубы, изолированные только краской, уже через несколько сезонов начнут приходить в негодность. Наконец, торчащие наружу трубы и провода – это практически всегда свидетельство низкого уровня инженерной культуры: неспособность спрятать коммуникации.

Мы бурно дискутируем большие магистральные нефте- и газопроводы: в Европу, в Китай, в Японию... Но магистрали – это только “стволы” коммуникаций, “первая миля” от источника до адресата. Самая же хлопотная по обслуживанию и дорогая по себестоимости, самая проблемная по уровню потерь – всегда миля “последняя”: это вам скажет любой связист, газовщик, электрик или дорожник.

Связь между магистралью и “последней милей” - вот где государство безальтернативно, поскольку здесь всё решается не в логике “частного”, а в логике общего – общего баланса энергопотребления, водопотребления, передачи данных, транспортной нагрузки... Это и есть в собственном смысле “создание условий”, а не только написание бесконечного количества новых законов, к которому и сводится сегодня деятельность многочисленных государственных учреждений, именуемых обычно “министерство такого-то развития” (экономического, социального, регионального и т.д.), и по которым ещё как правило никогда непонятно, как жить. И не раздача денег – в конечном счёте, перед тем как их дать, их сначала у людей же и отнимают: и правила перераспределения от одних к другим становятся всё более и более непрозрачными, а процедура чем дальше, тем больше теряет смысл. А вот обеспечение возможности “человеческого общежития”, создание подготовленных и защищённых, связанных друг с другом пространств, где люди могут сами обустраивать свою жизнь – строить дома, магазины и даже производства – это одна из главных причин, по которым нам вообще нужна власть.

Тю, много получилось. И всё равно мало.
Subscribe

  • Дисклеймер

    Журнал kerogazz_batyr закрыт. Его присутствие в сети - отныне только в форме архива, доступ к которому временно открыт по просьбе…

  • Моравские тетради-1

    Сижу у сестры в Опаве, пью купленное в местном супермаркете бюджетное пиво по цене 2 кроны 70 талеров (это ТРИ!!! с чем-то русских рубля). Так…

  • (no subject)

    Как-то всё не было настроения (а на селигере - и особой возможности) что-либо писать, поэтому сейчас будет небольшая серия записей "задним числом" -…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments