April 2nd, 2005

Лекция Аузана

про духовность и нравственность

Один раз мы пили водку с Модестом Колеровым. И вот после третьей он втянул носом воздух, закусил лимончиком и сказал: "хорошо! какая, однако, духовность..."

Другой раз мы пили её же с великим русским философом Н.В.Гараджей в компании программистов-разработчиков. Пили много, и даже несколько сверх физических сил. На следующее утро, соответственно, экзистенциально переживали дискомфорт послевкусия. Все это делали молча, за исключением Гараджи, который пафосно восклицал: "Всё! Больше я никогда не пью! только кефир!" Соответственно, поскольку присутствовавшие уже слышали от него подобные заявления в предыдущих аналогичных случаях, то его, разумеется, подстёбывали в меру скудных сил. В ответ он обижался и, воздев палец к небу, камлал: "Ну и что! Зато у меня, между прочим, нравственная позиция!". С тех пор в этой компании соответствующее утреннее состояние принято стало называть "нравственнной позицией": "что ты такой зелёный? - да вот, нравственная позиция замучала"...

Сопоставляя эти два факта, я понял вот что. Философия - это ведь дисциплина, придающая важное значение тонким смысловым оттенкам понятий. Вот чем отличатся между собой духовность и нравственность, так сразу и не объяснишь. А на этих примерах всё становится сразу понятно: духовность - это вечером в процессе, нравственность - это утром по его итогам. Духовность - это благостность, счастье и свобода; нравственность - это угрызения, страдания и самоограничение. Соответственно, большое количество духовности неизбежно приводит к появлению нравственности; в свою очередь, оскудение нравственности неизбежно приводит к поиску духовности.

Но самое плохое, что может быть - это бездуховность и безнравственость.